Карп - О рыбе - Энциклопедические данные - Каталог статей - Мир Рыбалки
 
МИР РЫБАЛКИ
Меню сайта
Помоги сайту
Категории раздела
О рыбалке [26]
О рыбе [24]
Мини-чат
Наш опрос
Как вы рыбачите?
Всего ответов: 11
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Энциклопедические данные » О рыбе

Карп
КарпНациональность: глава семейства карповых
Место жительства: слабоструйные и нете­кучие воды. Предпочитает пруды и озера.
Социальное положение: владелец поместья.
Характер: доверчив, не пуглив, временами теряет осторожность.
Свойство организма: плодовит, теплолюбив, вынослив.
Любимая пища: растительная. Особые приметы: пускает пузыри, когда вы­ходит на кормежку. Жор - утренние зори летних месяцев и в теплую пасмурную по­году.
  Одно время в Закавказье я ездил рыбачить на озеро, половина которого находилась в Грузии, а другая - в Азербайджане. И называлось оно Джандари - по-грузински и Караязы - по-азербайджански. Водились в этом озере могучие кар­пы и сазаны.
  Трудность их ловли состояла в том, что на открытой воде поклевки были крайне редки. Рыба оккупировала прибрежный камышовый лес, от­куда время от времени доносилось ее тяжелое плюхание и чавканье в утренние часы. Камышо­вые заросли были настолько густы, что оконца в них попадались крайне редко. Мы пробирались на лодке в самые джунгли, но не более, чем на десять метров от водной опушки и, кто как мог, делали по две лунки диаметром около метра. Причем водную растительность выкашивали или выдирали под корень. Чтобы вырвать, надо было спуститься с лодки в воду. Глубина, как правило, не превышала полутора метров, так что это было нетрудно.
  Помню свою первую такую рыбалку.
  Вскрыв оба оконца, я выбрался из воды. На­кидал в лунки распаренной пшеницы со жмы­хом и стал готовить удочки. Телескопические уди­лища были тогда редкостью, я пользовался бам­буковыми трехколенниками. Леска - 0,4 мм, по­плавок - скользящий пробочный бочонок, крюч­ки типа "пузанок" № 12.
  Забросил. Жду. Примерно через полчаса один пузанок покачнулся и стал клониться на бок, затем пошел с притапливанием в сторону. Под­сек. Стал тянуть вертикально вверх; не давая до­быче забраться в камышовый лес. Однако сделать это было не так просто, потому что жидкий ко­нец удилища пружинил. То, что на открытой воде было благом при вываживании рыбы, оказалось в зарослях помехой. Рыба прорвалась в камыши и, понятно, я остался не только без трофея, но и без крючка. Бросил покалеченную снасть в сердцах в лодку и тут же увидел, как заволновался поплавок во втором оконце.
  Наученный первым опытом, я потянул до­бычу резче и... обломал концевик, оставшись опять же без добычи.
  Минут двадцать сидел и курил. Удача явно отвернулась от меня. Что делать?.. С остервенени­ем выдернул тонкие коленца из удилищ. Получи­лись палки длиной около двух с половиной мет­ров. Привязал к ним леску сечением 0,6 мм безо всяких поводков, насадка - катыши из геркуле­совой каши со жмыхом величиной чуть ли не с грецкий орех. Забросил без надежды на успех и стал ждать. Час, пожалуй, просидел, с тоской глядя на поплавки. Даже глазам не поверил, ког­да один из них вдруг вынырнул из воды, шмяк­нулся на бок и плавно пошел к краю лунки.
  Этого карпа я тащил, как на канате, безо вся­ких рыбацких ухищрений. Дал ему глотнуть воз­духу, подцепил подсачком и втянул в лодку. То был первый в моей жизни королевский карп...
  В рыболовной литературе, где в общем-то ин­формация давно устоялась, происходит путани­ца относительно карпов. Даже среди ихтиологов.
  Сабанеев отождествляет карпа с сазаном. Ему вторит Удовиченко с Украины, где сазан давно носит имя "короп". Этот же автор королевским называет карпа с золотистой чешуей, а зеркаль­ным - карпа, у которого чешуя идет продоль­ными полосами с обеих сторон. В одном из не­мецких изданий королевским называют именно последнего. В газете "Рыболовъ и охотникъ" № 3 за 1914 год автор, обозначивший себя одной бук­вой "К", сообщает, что в Царицинских прудах водятся французские карпы и описывает их, как голых красавцев с голубоватыми полосками чешуи. Скорее всего он ошибся, назвав их "фран­цузскими". Они были завезены в прошлом веке из Германии и далее разводились, в основном, в помещичьих прудовых хозяйствах.
  Не претендуя на особливую научность, риск­ну высказать и свои соображения.
  Несмотря на схожесть, карп и сазан - дале­ко не одно и то же. По аналогии семейных взаи­моотношений среди людей, они не ближе, чем дальние родственники, но никак не родные бра­тья. У них разная форма тела, разный окрас и даже не совпадает время нереста. Сазан, думает­ся, исконно российская рыба и обитал ранее лишь в реках. Да и теперь он чаще встречается в реках, тогда как карп - житель прудов и озер и появил­ся в российских водоемах благодаря искусствен­ному разведению. А из прудов уже перебрался в реки, однако и до сих пор встречается в текучих водах сравнительно редко. Впрочем, карп и сазан легко уживаются в одном водоеме и зачастую на одних и тех же участках.
  Карпы бывают королевские и зеркальные. Ду­маю, стоит согласиться с анонимным автором "К", назвавшим королевским карпа с продоль­ными чешуйчатыми полосами. Хотя бы потому, что он встречается реже, а короли, как извест­но, вкушали пищу экзотическую, малодоступ­ную для большинства. А серебряная чешуя его собрата вызывает более близкую ассоциацию с зеркалом. Впрочем, цветовой наряд карпа до­вольно разнообразен. Встречаются особы с зеле­новатым и даже густо-серым цветом чешуи, с горбом и без горба, с тупой и менее тупой мор­дой. Однако на повадки, вкусы и среду обита­ния это нисколько не влияет. И способы их лов­ли абсолютно схожи.
   Карпа называют водяной свиньей, настолько он жирен и плодовит. Легко поддается одомаш­ниванию в любом илистом пруду.
   На такой пруд, расположенный в глубине Башкирии недалеко от села Ильина Поляна, мы и приехали однажды небольшой компанией на рыбалку. Взяли путевки, устроили на берегу би­вак. Егерь как раз выехал на лодке с ужином для карпов - тремя мешками комбикорма. Карпы со всего пруда кинулись к лодке, как поросята к хозяйке с ведром вареной картошки.
  Конечно же, рыбалка на таком водоеме оп­равдала все затраты. Ловили мы закидушками на геркулесовое тесто со жмыхом. Карпы и сазаны попадались от килограмма и больше. Три карпа весили ровно 3 килограмма 900 граммов каждый. Уже пора было уезжать, а мы все никак не могли оторваться от закидушек. И дождались...
  О том, что произошло дальше, рассказал на страницах газеты "Рыбалка" один из нашей ком­пании и по совместительству ас-водила Виль Крылов. И хоть к клёву рыбы эта история не име­ет прямого отношения, но она настолько нео­бычна, что я рискну привести ее здесь.
  "Нас было четверо мужиков и двое детишек: писатель Георгий Кацерик с дочкой Симкой, бродяга Теплов с внуком Ромкой, доцент сель­хозинститута Рамиль Насибуллин и я, извозчик... Небо заволокло сплошными тучами. И мы, не­смотря на протест детишек, решили, пока не поздно, выбираться.
  Но оказалось все-таки поздно. Пока собира­лись, ливанул дождь. А до асфальта было кило­метров двадцать грунтовой дороги - через поле, перемычки малых запруд, через овраги, с подъе­мами и спусками.
  Толкать машину стали уже на выезде. Засели первый раз при переезде через ручей. Подкапы­вали грунтовую кашу, таскали под колеса валеж­ник, не обращая внимания на грязь и дождь. И помалу продвигались.
  Потом засели еще раз и еще. А впереди оста­вался самый трудный участок - овраг, из кото­рого вел длинный глинистый тягун. Вниз сполз­ли юзом. И, конечно же, опять застряли.
  Между тем стемнело. Ливень хоть и кончил­ся, но по всем склонам бежали ручьи. Я пони­мал, что тягун нам не одолеть. Вырвать из тря­сины машину - и то хорошо. Поставить бы ее на ровное место, чтобы не засосало, и - дру­гого выхода не было - ждать, пока дорога под­сохнет.
  Доцент Насибуллин волок из леса вагу - шле­пал в своих иностранных штиблетах по чвакаю­щей грязи, несколько раз терял их, вытаскивал, выливал жижу и снова надевал. Кацерик орудо­вал лопатой. А Теплов выгребал грязь руками, высвобождая колеса.
  Чтобы дети не мельтешили под ногами, по­ручили им разжечь костер. Через полчаса он вов­сю полыхал на обочине, радуя Симку и Ромку. А мы выручали из плена машину.Надежный все же инструмент - вага. Исполь­зуя ее как рычаг, подняли поочередно все четы­ре колеса, выстелили колею хворостом. Уложили гать до маленького галечного участочка...
  Это описывать получается быстро, а прошло уже шесть часов после того, как мы покинули берег.
  Труд не пропал даром: машину на ровное место вытолкнули. Ополоснулись в дождевой луже.
  Но чище от этого не стали. Если бы кто посто­ронний увидел нас в свете костра, то решил бы, что это болотные черти вырвались на грешную землю. Особенно уляпался доцент.
  - Придется утра ждать,  - сказал он.
  - Куда ждать! - возмутился писатель. - Гаси костер и поехали!
  Я ничего не сказал - пускай сам убедится, что машина не потянет наверх. Колеса юзили, разбрасывая ошметки. И как писатель ни кри­чал: "Раз, два - взяли!", мы не продвинулись и на метр.
  - Перекур! - скомандовал бродяга, и мы все забрались в машину. Сидели и вяло перегова­ривались.
  - Без трактора не обойтись, - грустно про­изнес доцент.
  - Чтобы уговорить тракториста, нужна кон­вертируемая валюта - бутылка, - возразил я. - А мы свой паек сами вчера оприходовали.
  Стало грустно, как на кладбище. И тихо. Даже слыхать было, как посапывала Симка. Лишь Ром­ка крутил головой, но тоже молча. И вдруг за­вопил:
  - Глянь, глянь! Луна, как ненормальная! Она появилась над дорогой внезапно и впрямь была ненормальной: середина темноватая, а края ослепительно яркие. И заметно опускалась, пока не замерла на месте.
  - Это же НЛО! -   торжественно объявил пи­сатель.
  Симка очнулась от дремы и пискнула: "Боюсь".
  Минуты полторы-две мы наблюдали стран­ное светило. Мне почему-то стало жарко, даже смахнул грязным рукавом пот с лица. И стало тяготить бездействие. Наверное, поэтому я маши­нально повернул ключ зажигания. Заурчал дви­жок... Отпустил тормоз...
  Не сразу и сообразил, что машина движется. Это было невероятно, но факт: мы уверенно пол­зли в гору. Как только я это понял, все поглотила мысль: удержать руль, чтоб не затянуло в колею или на обочину. Забыл и про светило, видел толь­ко дорогу.
  Вдруг мотор заглох. Я ждал, что нас потянет вниз, но машина стояла надежно. Мы выбрались наверх.
  Я перевел дух, огляделся. "Луна" куда-то по­девалась. Никто не заметил, как она исчезла. Кроме Ромки.
  - Только что вверх сиганула, - объявил он. - И погасла..."
  Так описал ту необычную рыбалку наш това­рищ. Хотите - верьте, хотите - нет, но все это произошло на самом деле. Двухкилометровый глинистый и мокрый тягун мы прошли на букси­ре летающей тарелки. И обязаны столь невероят­ному случаю прожорливым карпам.
  Да, карп и прожорлив, и всеяден. Ест кар­тошку, все виды каш и зерен, водоросли, чер­вей, мотыля, мормыша и т. д. Предпочитает все же пищу растительную. Из-за прожорливости и вес набирает очень быстро. Думается, что пре­дельный вес для него - килограммов 12, тогда как сазан может достигнуть 20 килограммов и более.
  Зимой карпа ловить бесполезно. Как и карась, он зарывается в ил и поднимается лишь когда сойдет лед. Однако и весной он клюет плохо, несмотря на зимний пост. Виной тому - моло­дой камыш, сочные побеги которого карп предпочитает в эту пору любому корму. Позже, когда камышовые стебли затвердеют, карпы начинают питаться слизняками, присосавшимися к стеб­лям камыша, личинками стрекоз и самими стре­козами, которых заглатывают весьма ловко, вып­рыгивая из воды. Это признак его активного кле­ва - пора настраивать снасти.
  Места скопления карпов определить нетруд­но: по чавканью в камышах и пузырям, подни­мающимся со дна на водную гладь. Рыба эта стайная, не пугливая, привычная к шуму, к лодке. Начало ужения карпа в средней полосе России - середина мая. Затем он нерестится, для этого вода должна прогреться до 17-18 гра­дусов. Нерест заканчивается во второй полови­не июня. С этого времени и до конца августа - пора самого активного клева карпа. В мае его лучше ловить на червя или пучок мотылей. Ле­том - на все растительные насадки, включая слегка недоваренный картофель, а также на опарыш. Но надежнее всего - на геркулесовую кашу, смешанную со жмыхом, к запаху которо­го карп очень неравнодушен. В сентябре он еще продолжает клевать, но уже не столь активно. Лучше всего его ловить в эту пору на рачье мясо, а также на червя-выползка или пучок мотылей. С прикормкой ловля успешнее. Прикармли­вать можно комбикормом, сухарями, кусками хлеба, любыми пареными зернами, разбрасы­вая их в места ужения. Привыкший к дополни­тельному питанию карп безо всякой осторожно­сти спешит к корму и выбирает приятно пахну­щее лакомство - катыши геркулесовой каши со жмыхом.
  Надо сказать, что обоняние у карпа отменное.
  Запахи он различает лучше других рыб. Ему нра­вятся запахи подсолнечного, конопляного и льня­ного масел. В насадку можно капнуть и анисового масла и даже слегка подсолить ее. Я испробовал даже валерьянку, причем первый опыт с ней был неудачен: переборщил. Зато малая толика вале­рьянки, добавленная в растительную насадку, оказалась для карпа очень привлекательной. Впро­чем, как и для сазана.
Ловят карпа на обычные удочки и закидушки. Лучше время ловли - ранее утро, а в жаркие дни - еще и ночью, на закидушки с колоколь­чиками, в том числе и на закидушки с резино­вым амортизатором.
  Удочка должна быть оснащена леской 0,3-0,4 мм без поводков, так как карп - рыба до­вольно сильная. Поплавок лучше стоячий с не­большой антенной, крючки №№ 10-12, лучше пузанки с коротким цевьем, полностью закрыва­емые насадкой.
  Поплавок при поклевке сперва покачивает­ся, затем идет в сторону. Это момент подсечки. Резко тянуть не стоит. При вываживании крупно­го карпа его желательно утомить, если, конечно, дно чистое и водная поверхность достаточна. Уди­лище в этом случае должно быть гибким и проч­ным. А подтянув к лодке, к мосткам или к берегу, надо подцепить его подсачком.
  При ловле закидушкой поклевка часто быва­ет неожиданной и резкой. Леска натягивается, как струна; колокольчик трезвонит (момент под­сечки) или вдруг обессилено падает к самому колышку - это карп сменил маршрут и устре­мился к берегу. Тут уж не зевай, выбирай заки­душку, чтобы опередить карпа и воспользоваться его движением в твою сторону. Закидушку лучше оснастить основной леской 0,5-0,6 мм и элас­тичными поводками 0,35 мм.
  Обычно карпа ловят со дна. Но не бывает правил без исключения. Это исключение прихо­дится на сильную жару, когда карпы "плавят­ся", чуть ли не как лещи. У самой кромки вод­ной растительности они поднимаются со дна вдоль камышовой стенки, заглатывая со стеблей слизь, и даже высовывают на какое-то мгнове­нье из воды свои тупые морды. Вот тут и стоит им подбросить на глубине 15-20 сантиметров медленно плывущую по ветру вдоль камышей пахучую насадку.
  Мясо карпов слегка сладковато на вкус, уха из него получается жирная и вроде бы не уха, а наваристый бульон. В уху его хорошо использо­вать с добавлением другой рыбы. Зато карп хо­рош в качестве рыбного шашлыка, в расстегаях, в пельменях и, конечно, прожаренный до хрустя­щей корочки в духовке на противне.

Календарь клева карпа

Календарь клева карпа
Категория: О рыбе | Добавил: 111 (27.07.2011)
Просмотров: 1347 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Профиль
Среда
22.02.2017
02:29

[ Управление профилем ]
Поиск

Design by World Fishing © 2017
Конструктор сайтов - uCozЯндекс.Метрика